Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Библиотечная система Коношского района"

Коношская центральная районная библиотека
им. Иосифа Бродского

Вечер-портрет «Я, кажется, пою одной тебе…»

Иосиф Бродский прожил едва ли не идеальную судьбу поэта: глухая подпольная слава с самого начала его творческого пути, травля, суд и ссылка; несчастная любовь; благословение знаменитой Анны Ахматовой; изгнание из родной страны; мировая слава; Нобелевская премия; а под конец — счастливая семейная жизнь, увенчавшаяся рождением дочки.

В своё время Иосиф Александрович Бродский раскрылся как поэт, отбывая ссылку в деревне Норинской Коношского района. В этот период он сочинил множество прекрасных и лиричных произведений. Особенно много чудных стихов поэт написал о любви. И сегодня мы вам представим наш поэтический этюд «Я, кажется, пою одной тебе», посвящённый этому чувству, которое стало его наваждением, вдохновением, а может быть, и спасением.

Из цикла «Новые стансы к Августе».

Да, сердце рвётся всё сильней к тебе,
И оттого оно — всё дальше.

И в голосе моём всё больше фальши.

Но ты её сочти за долг судьбе,

За долг судьбе, не требующей крови

И ранящей иглой тупой.

А если ты улыбку ждёшь — постой!

Я улыбнусь. Улыбка над собой

Могильной долговечней кровли

И легче дыма над печной трубой.

Любовь – источник вдохновения многих поэтов. Причина погибели великих дарований. Бродский влюблялся, его любили. Многие первые стихи с его посвящением «М.Б.» датированы июнем 1962-го года. Инкогнито этих инициалов давно раскрыто. «М.Б.» – Марина Басманова, художница, главная, и, может быть, главная любовь поэта. Он восторженно отзывался о её таланте. Его восхищало всё, что имело к ней отношение. Красавица, стройная, зеленоглазая, с вялой мимикой и тихим голосом, Марина оставила самый глубокий след в жизни Иосифа Бродского.

Я обнял эти плечи и взглянул
На то, что оказалось за спиною,

И увидал, что выдвинутый стул

Сливался с освещённою стеною.

Был в лампочке повышенный накал,

Невыгодный для мебели истёртой,

И потому диван в углу сверкал

Коричневою кожей, словно жёлтой.

Стол пустовал, поблескивал паркет,

Темнела печка, в раме запылённой

Застыл пейзаж; и лишь один буфет

Казался мне тогда одушевлённым.

Но мотылёк по комнате кружил,

И он мой взгляд с недвижимости сдвинул.

И если призрак здесь когда-то жил,

То он покинул этот дом. Покинул.

Для Иосифа Бродского деревенский дом с его незамысловатой мебелью стал самым лучшим местом на земле, особенно, когда к нему приезжала Марина Басманова. Она навещала ссыльного поэта трижды. И это был, пожалуй, самый яркий период его любви, самое счастливое время.

Пусть же в сердце твоём,
Как рыба бьётся живьём и трепещет,

Обрывок нашей жизни вдвоём.

Хозяйка дома вспоминала, что, когда Марина приезжала, они уходили в другую комнату и разговаривали очень тихо. А часто вечерами и ночами он что-то писал. Иосифа Бродского такая семейная идиллия вдохновляла на прекрасные поэтические шедевры.

М.Б.

Деревья в моём окне, в деревянном окне,
Деревню после дождя вдвойне

Окружают посредством луж

Караулом усиленных мёртвых душ.

Нет под ними земли – но листва в небесах;

И своё отраженье в твоих глазах,


Приготовившись мысленно к дележу,

Я, как новый Чичиков, нахожу.

Мой перевёрнутый лес,

Воздавая вполне должное мне,

Вовне шарит рукой на дне.

Лодка, плывущая посуху,

Подскакивает на волне.

В деревянном окне деревьев больше вдвойне.

Странная, казалось бы, вещь — в стихах, посвящённых любимой, говорится о деревне. Но для поэта, когда обострены все чувства, деревня стала тем островком счастья, где можно скрыться от гонений и свободно творить. Способность чувствовать жизнь деревни и её людей, с теплотой созерцать неброский северный пейзаж — всё это говорит о внутреннем богатстве Иосифа Бродского.

Что нужно для чуда? Кожух овчара,
Щепотка сегодня, крупица вчера,

И к пригоршне завтра добавь на глазок

Огрызок пространства и неба кусок.

Действительно, собственное, изолированное пространство было для поэта чудом. Он радовался, когда к нему в ссылку приезжали родители.

Друзья, а особенно его вдохновляли приезды Марины. Бродский тосковал, когда оставался в одиночестве. Конечно, отношения с деревенскими жителями были тёплыми. Здесь поэт нашёл новый круг общения, но всё равно он оказался в некой изоляции, оторванности от той среды, в которой находился до отправки в северную деревню.

Я, кажется, пою одной тебе.
Скорее тут нужда, чем скопидомство.

Хотя сейчас и ты к моей судьбе

Не меньше глуховата, чем потомство.

Тебя здесь нет: сострив из-под полы,
Не вызвать даже в стульях интереса,

И мудрено дождаться похвалы

От спящего заснеженного леса.

Иосиф и Марина были красивой парой. Вежливые, культурные, обходительные с деревенскими жителями, они органично смотрелись вдвоём. Марина общалась с соседскими девочками Ждановыми, ходила вместе сними на луг. Собирали цветы, плели венки. Иосиф помогал деревенскому мальчишке Саше Пестереву по математике, а тот водил его на рыбалку. В деревне Норинской поэт написал более 30 произведений, посвящённых Марине. И каких! Вот шедевры: «Исаак и Авраам», «Новые стансы к Августе», «Неоконченный отрывок». А ещё, благодаря своей несравненной музе, Бродский мечтал, и это спасало его от мрачных мыслей.

«Пророчество»

Мы будем жить с тобой на берегу,
Отгородившись высоченной дамбой

От континента, в небольшом кругу,

Сооружённом самодельной лампой.

Мы будем в карты воевать с тобой
И слушать, как безумствует прибой,

Покашливать, вздыхая неприметно,

При слишком сильных дуновеньях ветра.

Я буду стар, а ты — ты молода.
Но выйдет так, как учат пионеры,

Что счёт пойдёт на дни — не на года,

Оставшиеся нам до новой эры.

В Голландии своей наоборот
Мы разведём с тобою огород

И будем устриц жарить за порогом

И солнечным питаться осьминогом.

Не суждено было сбыться мечтам Иосифа Бродского. Через два года после возвращения из ссылки поэт и художница расстались навсегда. И ни смотря ни на что, благодаря зеленоглазой музе русская поэзия обогатилась любовной лирикой высочайшего класса. И произошло в маленькой северной деревушке.

Прошло 11 лет после ссылки, Иосиф Бродский уже живёт в другой стране, но он очень хорошо помнит свой маленький островок счастья. Поэт с горечью пишет стихотворение:

Ты забыла деревню, затерянную в болотах
Залесённой губернии, где чучел на огородах

Отродясь не держали — не те там злаки,

И дорогой тоже всё гати да буераки.

Баба Настя, поди, померла, и Пестерев жив едва ли,
А как жив, то пьяный сидит в подвале

Либо ладит из спинки нашей кровати что-то,

Говорят, калитку, не то ворота.

А зимой там колют дрова и сидят на репе,
И звезда моргает от дыма в морозном небе.

И не в ситцах в окне невеста, о праздник пыли

Да пустое место, где мы любили.

А мы очень рады, что наша Норинская не заброшена, не пустует, а принимает гостей не только из разных уголков России, но и туристов из-за рубежа. Экскурсии по деревне и в дом — музей поэта дают прекрасную возможность окунуться в творческую атмосферу, в которой жил и работал Иосиф Бродский. Приглашаем вас побывать в Норинской – деревне, которая вдохновляет. Спасибо!