Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Библиотечная система Коношского района"

Коношская центральная районная библиотека
им. Иосифа Бродского

Сценарий открытия выставки «ФОТОпрочтение Иосифа Бродского»

Вед. 1: Здравствуйте уважаемые петербуржцы, гости города! Мы приехали к вам с юга…, с юга Архангельской области – из Коношского района. Чем примечателен наш район?

Коноша – узловая железнодорожная станция. Не раз приходилось слышать, что возвращающиеся из дальнего странствия жители Архангельска, проезжающие нашу станцию на поезде с облегчением вздыхают: «Ну, слава Богу, почти дома». Железнодорожная экспозиция является основной в Коношском районном краеведческом музее.

С недавнего времени в Коноше стали появляться малые архитектурные формы. В центре Коноши имеется целый парк динозавров. У Вагонного депо установлена новая скульптура: первый паровоз, которым управляет изобретатель Алексей Ефимович Черепанов. Детали паровоза изготовлены в натуральную величину.

Коношский район – край озер, имеющих ледниковое происхождение, живописные пейзажи просятся на полотно.

Но больше всего Коношский район известен в связи со ссылкой сюда будущего лауреата Нобелевской премии по литературе Иосифа Бродского в 1964-1965 годах. Как сказал Яков Гордин, Бродский взял дер. Норенскую Коношского района в историю мировой литературы. Полтора года оторванности от привычного окружения и течения жизни оценивались поэтом так: «Это был … один из лучших периодов моей жизни. Бывали и не хуже, но лучше, пожалуй, не было».

Каким был Коношский район в 1960-е годы?

Вед. 2: 60-е годы 20 века — это время радикальных, новых, захватывающих открытий и трендов, которые продолжили развиваться в 70-х, 80-х, 90-х годах XX века.

1960-е годы для Коношского района, как и для всей страны, стали годами насыщенной и полной событий жизни. Успешно работали трудовые коллективы промышленных предприятий района. Всегда досрочно выполняла плановые показатели станция Коноша.

Создавались комсомольско-молодежные бригады, которые трудились  на лесозаготовках. В колхозах развернулись социалистические соревнования по надоям молока от каждой коровы.

50-60-е годы условно можно назвать «золотым веком» комсомольской активности, спортивного движения и школьного образования в Коноше. В субботниках по озеленению улиц, в спортивных олимпиадах участвовали сотни людей. Из стен Коношских школ тех лет вышло много выдающихся людей, ставших славой страны: геологи, спортсмены, ученые, педагоги, врачи.

В 60-е годы в нашем районе наметился рост жилищного строительства, и сразу выросла рождаемость. Только в 1960 году появилось 1486 малышей (в пять раз больше современных показателей).

К концу 1962 года в Коношском райо­не проживало более 56 тыс. человек, в два с лишним раза больше, чем сейчас.

В деревне Бог живет не по углам,
Как думают насмешники, а всюду.
Он освещает кровлю и посуду
И честно двери делит пополам.
В деревне он – в избытке. В чугуне
Он варит по субботам чечевицу,
Приплясывает сонно на огне,
Подмигивает мне, как очевидцу.  

Стихотворение написано Иосифом Бродским в 1965 году в деревне Норенской, расположенной в 24 км от районного центра — пос. Коноша.

Деревня Норенская окружена лугами, а в 1960-е годы на окрестных полях колосились рожь, ячмень, овес, гороховое поле было хорошей приманкой для деревенских ребятишек. Из окон деревенских изб также хорошо виден лес, но он негустой, так как дальше идут заболоченные места.

60-е годы – пора наибольшего расцвета Норенской. Вот как о ней вспоминает ее коренной житель Михаил Александрович Пестерев, ныне живущий в Коноше: «В ту пору в нашей деревне были открыты сельсовет, клуб, библиотека, медпункт, почта, начальная школа, работали магазин, пекарня, чайная, кузница, сепаратное отделение, животноводческие фермы. Жилых домов насчитывалось более двадцати. Электрического освещения не было, пользовались керосиновыми лампами».

Михаил Александрович тогда работал в совхозе водителем, поэтому он вспоминает, по каким дорогам ему приходилось ездить. А дороги были очень плохие: то яма, то ухаб, то огромная лужа и грязь. Местные жители добирались до Коноши и до соседних деревень как могли: на грузовиках, тракторах – на попутном транспорте.

Деревенская работа зависит от времени года. Летом начиналась она рано, в 5 часов утра в избах уже топились печи. Зимой обычно занимались заготовкой дров, вывозкой сена; весной – подготовкой к посевной.

Все деревенские жители держали коров, овец, поэтому в каждом доме было свое молоко, сметана, домашнее масло.

В те годы в Норенской работал сельповский магазин, заведующей была Зоя Ивановна Полякова. Деревенские жители вспоминают, что в их магазине были все необходимые продукты: соль, мука, соленая треска, сладости, консервы. Мясо, молоко, овощи – все свое, домашнее.

По своему характеру деревенские северные люди добрые, участливые, особенно к тем, кто попал в какие-то непростые жизненные ситуации. Как вспоминал Иосиф Бродский: «Люди там, в деревне, колоссально добрые и умные. То есть не то чтобы умные, но такие хитрые. Вот что замечательно».

Вед. 1: Мой народ, не склонивший своей головы.
Мой народ, сохранивший повадку травы.
В смертный час зажимающий зерна в горсти.
Сохранивший способность на северном камне расти.

Мой народ терпеливый и добрый народ.
Пьющий, песни орущий, вперед устремленный,
Встающий огромен и прост
Выше звезд, в человеческий рост.

Бродский часто вспоминал о жизни в Норенской и признавался, что это время сыграло переломную роль в его судьбе: «Я был тогда городским парнем и, если бы не эта деревенька, им бы и остался. Возможно, я был бы интеллектуалом, читающим книги – Кафку, Ницше и других. Эта деревня дала мне нечто, за что я всегда буду благодарен КГБ, поскольку, когда, в шесть утра идешь по полю на работу, и встает солнце, и на дворе зима, осень или весна, начинаешь понимать, что в тоже самое время половина жителей страны, половина народа делают тоже самое. И это дает прекрасное ощущение связи с народом. За это я был безумно благодарен – скорее судьбе, чем милиции и службе безопасности. Для меня это был огромный опыт, который в каком-то смысле спас меня от судьбы городского парня».  

В Норенской Бродский трудился разнорабочим в совхозе «Даниловский». В архиве совхоза сохранилась выписка из приказа: «Принять на работу в бригаду № 3 Бродского Иосифа Александровича в качестве рабочего с 10 апреля 1964 года».

Ему приходилось заниматься разными работами: возил навоз, рубил жерди для изгороди,  помогал с огородами сельчанам, пас телят – словом, работал как все. Вот как об этом вспоминает сам Иосиф Александрович: «Ну, работа там какая – батраком! Но меня это нисколько не пугало. Наоборот, ужасно нравилось. Потому что это был чистый Роберт Фрост или наш Клюев: север, холод, деревня, земля. Такой абстрактный сельский пейзаж. Самое абстрактное из всего, что я видел в своей жизни».

Пожилые сельские жители приняли ссыльного поселенца с опаской, смотрели на него как на некую диковинку: поэт, верующий, ходит в джинсах, к крестьянской жизни не приспособленный и что самое удивительное  вежливый. Узнав Бродского поближе, жители Норенской обращались  по имени отчеству – Ёсиф Алексаныч.

Дом, в котором жил Бродский, принадлежал Константину Борисовичу и Афанасии Михайловне Пестеревым. У хозяев своих детей не было, поэтому к Бродскому они отнеслись не просто с участием, а с любовью. Кстати он отвечал им тем же, поддерживал с ними отношения после ссылки, принимал  их дома, в Ленинграде, помнил о них и в эмиграции, упомянул их в стихотворении, написанном спустя 10 лет после выезда из страны. 

Бродский в Норенской много читал, особенно английских и американских  авторов. Книги ему привозили друзья, родные, присылали по почте. По одному из воспоминаний поэт увез из ссылки больше 100 килограммов книг.

Кроме этого Бродский брал книги в районной библиотеке, в которую его сначала не хотели записывать, так как у него не было местной прописки. Но потом, по просьбе Коношского друга поэта Владимира Михайловича Черномордика, записали. В то время фонд библиотеки был довольно не плохой.  Имелась хорошая коллекция отечественной и мировой художественной литературы, современные литературно-художественные журналы, в которых печатались новинки прозы и поэзии. По воспоминаниям библиотекарей Бродский брал «Конармию» И. Бабеля, сонеты У. Шекспира, поэзию Е. Баратынского, прозу Э.-М. Ремарка, У. Фолкнера, Л. Фейхтвангера. Тот факт, что Иосиф Бродский был читателем Коношской библиотеки, дало возможность присвоить ей имя Иосифа Бродского. Произошло это в 2004 году, когда библиотека уже около 10 лет занималась продвижением творчества Иосифа Бродского, исследованием истории его пребывания в Коношском районе.

«Норенский период», бесспорно, оставил след в судьбе будущего нобелевского лауреата. Именно в Коноше завершилось его формирование как крупнейшего русского поэта второй половины ХХ века. Имя его вызывает во всем мире большой интерес. Исследователи и почитатели изучают, анализируют его жизнь во всех временных интервалах, и особое внимание уделяется одному из самых закрытых периодов – ссылке.

Вед. 2: После того, как по болезни сердца поэту отменили тяжелую физическую работу в совхозе, он устроился на должность фотографа в комбинат бытового обслуживания Коноши. Каждый день летом и осенью 1965 года он приезжал на велосипеде в Коношу на работу. В нашем поселке поэта хорошо запомнили. В КБО, отмечали хорошее качество фотографий Иосифа, некоторые из которых до сих пор сохранились в домашних фотоальбомах коношан. Директор КБО отмечал Бродского как очень старательного, скромного, честного молодого человека. 

Фотография всегда шла рядом с поэзией и прозой. Ибо она всегда рисовала образ, фрагмент нашей жизни. Рисовала светом и словом, в качестве дополнения, комментария к изображению. Была световым и словесным выражением мысли.

Слова с понятиями “фотография”, “фотоэтюд” часто встречаются в произведениях поэта и эссеиста Иосифа Бродского. Фотографии Ленинграда блокадного, послевоенного, фотокадры трофейных кинофильмов, фотооткрытки Венеции постоянно находились в творческом пространстве поэта.

В одном из своих эссе в январе 1986-го он писал: “Хорошее стихотворение — это своего рода фотография, на которой метафизические свойства сюжета даны резко в фокусе, соответственно, хороший поэт — это тот, кому такие вещи даются почти как фотоаппарату, вполне бессознательно, едва ли не вопреки самому себе”.

“Я сын фотографа”, — писал он. И когда задавался вопросом: может ли восприимчивость фотокамеры передать черты честности, клинического отстранения, сдержанного лиризма, то чаще отвечал положительно. “Мне всегда нравился процесс экстраполирования фотографии размером с марку”. И даже когда человек “ускользал от объектива или объектив отставал от него”, на оставшемся световом материале оставался след характерного пространства человека, пространства, которое разместилось на стыке социального и экзистенциального. Ведь как часто больного ставит на ноги не врач, а сестра — сиделка.

Иосиф Бродский любил фотографировать родственников, знакомых. В годы его юности много интересных и талантливых людей было рядом с ним, людей глубоко знающих, тонко чувствующих, доброжелательных. Эти люди сумели многое передать юному поэту, передать свои знания, что дороже богатства; свои мысли, быстрее которых ничего нет на свете; свое понимание жизни, которое у каждого свое.

Бродский писал: “…мы благодарны черно-белой фотографии, ибо она дает волю нашей фантазии, нашей интуиции, так рассматривание становится актом соучастия, подобно чтению”.

Вед. 1: Увлечение Иосифа Бродского фотографией натолкнуло нас на мысль о проведении в Коношском районе конкурса «ФОТОпрочтение Иосифа Бродского», который помогает взглянуть на творчество поэта через фотографию. Первый конкурс прошел в рамках первого литературного фестиваля им. Иосифа Бродского в 2011 году. Его участниками были три фотографа, но мы решили не останавливаться и провести конкурс снова. В 2012 году конкурс «ФОТОпрочтение Иосифа Бродского» проводился в рамках второго литературного фестиваля им. Иосифа Бродского, участникам конкурса нужно было представить фотографическое прочтение трех стихов поэта. Одно из них «Сжимающий пайку изгнанья» написано в Архангельской пересыльной тюрьме и два «Колыбельная» и «Как славно вечером в избе…» написаны во время ссылки в дер. Норенской Коношского района Архангельской области.

Жюри конкурса в составе: М.И. Мильчика — (г. Санкт-Петербург), А.А. Логинова – каргопольского поэта, Е.П. Абрамовой – преподавателя одной из школ г. Архангельска выявило победителей. Ими стали Т.И. Шилина (г. Архангельск»), фоторабота «Теплый свет детства» на стихотворение «Колыбельная», В.А. Зайцев (г. Архангельск») на стихотворение «Сжимающий пайку изгнанья…», П.В. Балашов «Зима» (п. Коноша) на стихотворение «Как славно вечером в избе…».