Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Библиотечная система Коношского района"

Коношская центральная районная библиотека
им. Иосифа Бродского

Поэтический этюд «В окрестностях Бродского»

Здравствуйте, дорогие друзья! Рады приветствовать вас в Библиотеке Бродского на поэтическом этюде «В окрестностях Бродского».

Вед.1 : Медпункт находился в отдельном доме в центре Норинской. Из воспоминаний Валентины Николаевны Поповой, фельдшера медпункта: «Весной 1964 года я приезжала на вызов к высланному в Норинскую Иосифу Бродскому. Запомнилась маленькая комната в зимовке, очень много бумаг вокруг. Больной сидел на кровати с температурой, у него была сильная ангина. Я его осмотрела. Выписала назначения и больничный лист».

Также в деревне находился сельсовет, почта, кузница магазин Кремлевского сельпо, чайная, пекарня. Основное предприятие – третье отделение откормочного совхоза «Даниловский». Совхоз специализировался на откорме телят: их свозили со всех хозяйств и откармливали с 5-6-месячного возраста до года, а затем отправляли по железной дороге в Няндому.

Вед. 2: Из воспоминаний Михаила Александровича Пестерева: «На ферме в те годы, когда в нашей деревне жил Иосиф Бродский, работали Таисья Ивановна Пестерева и моя старшая сестра Нина. Сестра уходила на работу рано утром, днём приходила на несколько часов домой, а вечером опять шла на ферму. Помню, что Бродский какое-то время работал на ферме сторожем, а также выгонял телят на пастбище. Часто телята от него разбегались в разные стороны, Таисья Ивановна или Нина помогали ему загнать их».

Кроме работы на ферме, Иосифу Александровичу приходилось выполнять и другую работу. Он рубил жерди, чистил хлев, работал в поле в посевную, убирал с полей камни, лопатил зерно.

В помощь селянам для уборки урожая за совхозом «Даниловским» были закреплены коношские организации: суд, прокуратура, милиция, поселковый совет… приезжали учителя и школьники.

Вед. 1: Мой народ, не просивший даров у небес,
Мой народ,
ни минуты не мыслящий без
Созиданья, труда,
говорящий со всеми, как друг,
И, чего б ни достиг,
без гордыни глядящий вокруг.
Мой народ! Да, я счастлив уж тем, что твой сын!

Никогда на меня не посмотришь ты взглядом косым.

Ты заглушишь меня, если песня моя нечестна.

Но услышишь её, если искренней будет она.

Вед. 2: Иосиф Бродский говорил: «Я суд не вспоминаю. Деревню, в которой я жил, я вспоминаю с колоссальной нежностью. Людей я вспоминаю особо. Знаете, я во всякие там экспедиции ездил, колесил по стране. Но это все такое, подметки рвешь, по поверхности все.  А там вот встаешь в 6 утра. Там то ли тундра, то ли лесотундра. И ты понимаешь, что по всей территории европейской части СССР миллионы людей также встают и идут. Если у меня есть отождествление себя с народом, то это оттуда».

В Норинской Иосиф Бродский снимал зимник в избе Афанасии Михайловны и Константина Борисовича Пестеревых. Жилые дома, избы, гак их называют на севере, в Норенской стояли очень близко друг от друга, строились для летнего и зимнего пользования. Летняя изба строилась обычно попросторней, чтобы в летнюю жару можно спокойно отдохнуть. Зимние избы (зимовки) были небольшие, чтобы зимой хорошо сохранялось тепло. Северные зимы тогда были суровыми, мороз доходил до 40 градусов и выше. Хозяин избы работал в то время совхозным бригадиром, а Афанасия Михайловна – на пекарне. Он был доволен, что у него есть своё изолированное пространство, где можно творчески работать.

Вед. 1: Ты забыла деревню, затерянную в болотах
Залесённой губернии, где чучел на огородах

Отродясь не держат — не те там злаки,

И дорогой тоже всё гати да буераки.

Баба Настя, поди, померла, и Пестерев жив едва ли,

А как жив, то пьяный сидит в подвале,

Либо ладит из спинки нашей кровати что-то,

Говорят, калитку, не то ворота…

А зимой там колют дрова и сидят на репе,

И звезда моргает от дыма в морозном небе.

И не в ситцах в окне невеста, а праздник пыли

Да пустое место, где мы любили.

Вед.2: Стихотворение было написано в 1975 году. Афанасия Михайловна и Константин Борисович были еще живы. Они ушли в 1980 году. Кстати, 22 ноября этого года Константину Борисовичу исполнилось бы 100 лет со дня рождения.

Несмотря на относительно сносные условия жизни в Норинской, все-таки одна из двух общероссийских проблем для ее жителей была актуальна как никогда. Это проблема дороги, или почти ее полное отсутствие.

Коренной житель Норинской Михаил Александрович Пестерев в 60-е годы работал в совхозе водителем на машине, поэтому он вспоминает, по каким дорогам ему приходилось ездить. А дороги были очень плохие: то яма, то ухаб, то огромная лужа и грязь. Местные жители добирались до Коноши и до соседних деревень как могли: на грузовиках, тракторах, то есть на попутном транспорте. Михаил Александрович вспоминает, что ему часто приходилось останавливаться и подвозить людей. «Бывало насажу столько в кузов, что все сидят, тесно прижавшись друг к другу, но шутили, что в тесноте и трясёт меньше».

Вед. 1: Дорогу развезло как реку.
Я погрузил весло

В телегу,

Спасательный овал

Намаслив на всякий случай

Стал
запаслив.
Не то, чтобы весна,

Но вроде. Разброд и кривизна.

В разброде

Деревни — всё подряд

Хромая. Лишь полный скуки взгляд —

Прямая.

Вед. 2: В Норинскую – место, оставившее неизгладимый след в жизни поэта теперь ведет асфальтовая дорога. Творчество Бродского в последние годы становится все более популярным не только в его родном городе, но и в России в целом. Не будь ссылки в деревню Норинскую, получил бы мир человека с сильным характером и трагичным мировоззрением, которое так пленяет?

Поэта называют современным классиком. Его поэзия лишена очевидных примет времени. Он абсолютно свободен и в выборе места: Ленинград, Англия, Рим и Литва, север и юг и… «деревня, затерянная в болотах». Именно, наверное, поэтому Иосиф Бродский сам выбрал себе для проживания Норинскую. Ему понравилось, что название деревни было созвучно с фамилией жены его друга Анатолия Наймана — Галиной Наринской.

Вед. 1: Норинская стала очень значимым этапом в жизни ленинградского поэта – в местной газете «Призыв» официально опубликовали первое стихотворение Бродского, ссылка показала, кто его настоящие друзья, в ссылке Бродский занялся английским – сама Анна Ахматова присылала ему английскую литературу в оригинале. В конце концов, ссылка не сломила Бродского, а вдохновила – в этот период поэт написал более полутора сотен стихов.

Сослав Иосифа Бродского в Норинскую, судебная система СССР сама того не ведая, сделала мировой литературе огромное одолжение. Именно в северной глубинке Бродский из талантливого поэта перерос в будущего Нобелевского лауреата. К слову, сам Бродский, назвал эти восемнадцать месяцев самыми счастливыми в своей жизни.

Атмосфера деревни Норенской 1960-х годов прошлого столетия, безвозвратно ушла, но навсегда остались стихи Иосифа Бродского.

Вед.2: Мы уверены, что Бродский вернет в деревню жизнь. Недавно открыт первый в мире дом-музей Иосифа Бродского, есть два гостевых дома, проводятся мастер-классы традиционных ремесел. Сотворение «музейно-выставочного пространства» соединило уже десятки людей разного возраста и рода занятий, опыта и достатка, обрело черты реального народного движения, в котором единомышленниками оказались библиотечные и музейные работники, строители и предприниматели, друг поэта Михаил Мильчик и губернатор Архангельской области Игорь Орлов, а также журналисты. Российская словесность и гений Бродского объединили всех, указав, быть может, спасительный путь и многим другим территориям.

Суть настоящего искусства в том, что оно плодотворно. После знакомства с творчеством Иосифа Бродского хочется идти дальше. Собственно, это и есть главный урок поэта: всегда есть дальше. Хочется любым способом продолжить увиденное, услышанное, прочитанное. Продолжим знакомство с Норинской, так сказать, наяву. Возможность прогуляться по деревне, сакральному месту для любого бродсковеда, вам представится через 30 минут. Счастливого пути!