Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Библиотечная система Коношского района"

Коношская центральная районная библиотека
им. Иосифа Бродского

Литературный этюд «Северный край, укрой»

Вед. 1: Добрый день, уважаемые гости деревни Норинской! Как приятно сознавать, что мы с вами имеем уникальную возможность пройтись по улице, по которой ходил городской пижонистый Бродский; зайти в дома, в которых он бывал, проникнуться необыкновенной атмосферой «деревни, затерявшейся в лесах». Маленькая деревушка Норинская стала для опального поэта тихой гаванью, где можно было свободно творить.

Здесь на холмах, среди пустых небес,
Среди дорог, ведущих только в лес,

Жизнь отступает от самой себя

И смотрит с изумлением на формы,

Шумящие вокруг. И корни

Вцепляются в сапог, сопя,

И гаснут все огни в селе.

И вот бреду я по ничьей земле

И у Небытия прошу аренду.

И ветер рвёт из рук моих тепло,

И плещет надо мной водой дупло,

И скручивает грязь тропинки ленту.

Вед. 2: Полтора года ссылки, которые Иосиф Бродский провёл в деревне Норинской, период совершенно особый по значимости в его судьбе. Именно здесь, в нашей северной глубинке, состоялось формирование его, как крупнейшего поэта 20-го века. Живя в этой далёкой деревеньке, поэт смог проникнуться скромной красотой северной природы и написать множество прекрасных и лиричных стихов. Некоторые из них, такие, как «Стихи на смерть Т.С.Элиота» входят в число лучших произведений Иосифа Бродского.

Во вторник начался сентябрь.
Дождь лил всю ночь.

Все птицы улетели прочь.

Лишь я так одинок и храбр,

Что даже не смотрел им вслед.

Холодный небосвод разрушен.

Дождь стягивает просвет.

Мне юг не нужен.

Тут, захороненный живьём,

Я в сумерках брожу жнивьём,

Сапог мой разрывает поле

(Бушует надо мной четверг)

Но срезанные стебли лезут вверх,

Почти не ощущая боли,

А прутья верб, вонзая розоватый мыс

В болото, где снята охрана,

Бормочут, опрокидывая вниз

Гнездо жулана.

***
Скрип телёг тем сильней,
Чем больше вокруг теней.
Сильней, чем дальше они
От колючей стерни.
Из колеи в колею
Дерут они глотку свою.
Тем громче, чем дальше луг,
Чем гуще листва вокруг.
Вершина голой ольхи И жёлтых берёз верхи
Видят, уняв озноб,
Как смотрит связанный сноп
В чистый небесный свод.
Опять коряга, и вот
Деревья слышат не птиц,
А скрип деревянных спиц
И громкую брань возниц.

Вед.З: Иосиф Бродский запечатлел образ нашей северной природы в разное время года, в разную погоду. В его стихах есть и золотая осень, тёплое, но короткое северное лето, и заснеженные сугробами леса и поля. Он показывает северную природу, жизнь деревни так, как он видит сам.

Вед.1: Северный лес играет большую роль в описании природы. И это закономерно. В далёкой глуши лес окружал молодого поэта со всех сторон: в дороге, дома, в поле. Он – неотъемлемая часть нашего удивительного пейзажа. В стихотворении «К северному краю» лес предстаёт как место, где может укрыться от травли беглец, изгнанник и просто уставший человек, желающий на время спрятаться от своих преследователей. Именно здесь, на севере, ссыльный поэт нашёл место, где можно скрыться от гонений. Деревня Норинская явилась для него «тихой гаванью», где можно свободно творить.

Северный край, укрой.
И поглубже. В лесу.

Как смолу под корой,

Спрячь под веком слезу.

И оставь лишь зрачок,

Словно хвойный пучок,

И грядущие дни.

И страну заслони.

Нет, не волнуйся зря:

Я превращусь в глухаря,

И, как перья, на крылья мне

Лягут листья календаря.

Или спрячусь, как лис,

От человеческих лиц,

От собачьего хора,

От двуствольных глазниц.

Вед.2: Сельская дорога — часть ландшафта, мимо которой поэт не мог пройти. В 60-е годы о хороших дорогах можно было только мечтать. Особенно тяжело было весной и осенью, в так называемую распутицу.

Дорогу развезло,
Как реку.
Я погрузил весло
В телегу,
Спасательный овал
Намаслив
На всякий случай.
Стал запаслив.
Дорога как река,
Зараза.
Мережей рыбака —
Тень вяза.
Коню не до ухи
Под носом.
Тем более, хи-хи,
Колёсам.

Вед.З: Живя в деревне, ближе к природе, человек начинает всё больше времени уделять созерцанию, пропадает спешка, так характерная для больших городов. В сельской местности жизнь течёт более размеренно, спокойно, без суеты. Ощущение такого течения времени в стихах Бродского тоже тесно связано с природой.

Горизонт на бугре не проронит о бегстве ни слова.
И порой на заре — ни клочка от былого.

Предъявляя транзит, только вечер вчерашний
Торопливо скользит над скворешней, над пашней.

Вед. 1: В стихах «корейского периода» отчётливо прослеживается присутствие мотива одиночества. Отношения с деревенскими жителями были самыми тёплыми. Иосиф Бродский нашёл здесь новый круг общения, но всё равно оказывается в некой изоляции, оторванности от той среды, в которой он находился до отправки в северную деревню. Особенно это одиночество и тоска по любимому человеку прослеживается в стихах, посвящённых Марине Басмановой.

Твой локон не свивается в кольцо,
И пальца для него не подобрать
В стремлении очерчивать лицо,
Как ранее очерчивала прядь,
В надежде, что нарвался на растяп,
Чьим помыслам стараясь угодить,
Хрусталик на уменьшенный масштаб
Вниманья не успеет обратить.
По горло или всё-таки по грудь
Хрусталик погружается во тьму,
Но дальше переносицы нырнуть
Ещё не удавалось никому.
Какой бы ни почувствовал рывок
Надежды, но подальше от беды
Всегда серо-зелёный поплавок
Выскакивает к небу из воды.

2

Со всей неумолимостью тоски,
C действительностью грустной на ножах
Подобье подбородка и виски
Большим и указательным зажав,
Я быстро погружаюсь в глубину,
Особенно устами, как фрегат,
Идущий неожиданно ко дну
В напёрстке, чтоб не плавать наугад.

4

Ведь каждый, кто в изгнаньи тосковал,
Рад муку чем придётся утолить.
И первый подвернувшийся овал
Любимыми чертами заселить.
И то уже удваивает пыл,
Что в локонах покинутых слились
То место, где их Бог остановил,
С тем краешком, где ножницы прошлись.

Вед.2: Бродский влюблялся, его любили. Любовь — источник вдохновения многих поэтов. Причина погибели многих дарований. Но ни одна женщина не оставила такой глубокий след, как одна — «стройная, бледная, с зелёными глазами, с голубыми прожилками на висках. С вялой мимикой и тихим голосом» — Марина Басманова. Долгие годы Иосиф мучительно и безутешно любил её, она стала его наваждением и источником вдохновения.

Ей посвящено более 30 произведений. И каких! Многие из них написаны именно здесь, тем более его прекрасная муза навещала поэта в ссылке.

Я, кажется, пою одной тебе.
Скорее тут нужда, чем скопидомство,
Хотя сейчас и ты к моей судьбе
Не меньше глуховата, чем потомство.
Тебя здесь нет: сострив из-под полы,
Не вызвать даже в стульях интереса.
И мудрено дождаться похвалы
От спящего заснеженного леса.

Вед.З: Очень трогают те стихотворения Иосифа Бродского, в которых отражены люди. Это наши земляки, с ними его свела судьба в нелёгкий период жизни. Простые деревенские жители дали приют, часто подкармливали ссыльного поэта, помогали в нелёгкой деревенской работе. Учили премудростям сельской жизни. Недаром поэт посвятил северному народу целую оду, которая так и называется «Народ».

Мой народ, не склонивший своей головы,
Мой народ, сохранивший повадку травы:
В смертный час зажимающий зёрна в горсти.
Сохранивший способность на северном камне расти.

Мой народ, терпеливый и добрый народ,
Пьющий, песни орущий. Вперёд
Устремлённый, встающий — огромен и прост —
Выше звёзд: в человеческий рост!

Мой народ, возвышающий лучших сынов,
Осуждающий сам проходимцев своих и лгунов,
Хоронящий в себе свои муки — и твёрдый в бою,
Говорящий бесстрашно великую правду свою.

Мой народ, не просивший даров у небес,
Мой народ, ни минуты не мыслящий без
Созиданья, труда, говорящий со всеми как друг,
И чего б ни достиг, без гордыни глядящий вокруг.

Вед. Трудно смириться, что Иосифа Бродского нет: он внёс в русскую поэзию новую поэтическую интонацию, которую не спутаешь ни с какой другой. Иосиф Бродский говорил: «Поэты всегда возвращаются: во плоти или на бумаге». Сегодня он возвратился тем, что мы вспоминаем, читаем его непревзойдённые стихи.